Каждый кит держит путь к Океанскому Дворцу.

Каждый кит держит путь к Океанскому Дворцу.

the-sun-in-our-eyes-by-liris-2016Все то, что составляло мою прошлую жизнь, уходило постепенно и зачастую незаметно — так, что порой я замечал потерю лишь по прошествии времени. Сначала со мной попрощался родной остров, когда в июне 1982 года мы всей семьей отправились в путешествие. Он отпустил нас ласково и радостно, а исчезнув из виду, растворился и стал сном, далеким светлым воспоминанием. Никто из нас не знал, что это было прощанием с Окироей. Прежней Окироей. Continue reading «Каждый кит держит путь к Океанскому Дворцу.»

Реклама
Здравствуй, Маритима.

Здравствуй, Маритима.

hello-maritima-by-liris-2016Там, где-то там за океаном, земля все еще сотрясалась от взрывов. Их грохот доносился до мамы сквозь кошмарные сны и беспокойные ночи; она слышала их каждый раз, когда вглядывалась в морской горизонт, мысленно направляя свой зов туда, где когда-то был ее дом. Continue reading «Здравствуй, Маритима.»

Брина и Ремус.

Брина и Ремус.

Начался 1935 год. Вопрос о судьбе космической колонии остался висеть в воздухе, и, пользуясь всеобщим замешательством, Нордриния приступила к реализации своих агрессивных планов, начав ее с масштабного вторжения в соседние страны. Это стало репетицией массированной атаки, которую она заготовила против ее более могущественных соседей. Держа под контролем запуганное население, оголодавшее чудовище чувствовало полную свою безнаказанность, ведь на его стороне теперь была ARK, на борту которой уже спустя несколько недель после захвата началась работа по созданию совершенного оружия. Continue reading «Брина и Ремус.»

Обреченный Ковчег.

Обреченный Ковчег.

В 20-е годы, в городке близ столицы Нордринии жила маленькая девочка, Брина Фейгель. В ту наивную пору она не задумывалась, с какими удивительными и грандиозными событиями совпало ее детство, и не могла заметить, как стремительно изменяется под их влиянием привычный ей мир. Continue reading «Обреченный Ковчег.»

Потомки изгоев.

Потомки изгоев.

Все то время, пока я работал над новыми идеями, Ланзо был занят переездом. Вместе со своей супругой Каваной и тремя лисятами, он поселился в небольшом доме близ побережья Стейшн Сквер. Несколько лет мы добивались этого праздника. Ранее я не мог предположить, что семья вулпиноидов, поселившаяся в «самой дружелюбной стране мира», встретит на своем пути проблемы, полностью противоречащие ее сложившемуся десятилетиями образу. Тому, кто по вине Объединенной Федерации потерял свой дом,  непросто далось заново найти свое место в жизни. Но теперь все позади, хоть я по-прежнему убежден, что все приложенные мной в этом деле усилия несравнимо малы по сравнению с тем, что когда-то сделал для меня Лис. Continue reading «Потомки изгоев.»

Хаос, как инструмент Порядка.

Хаос, как инструмент Порядка.

Продолжу свои мысли.
На данный момент мной зафиксировано около 600 активных точек, в которых происходит генерация энергетических колец. Бо́льшая их часть расположена на, так называемых, «островах-осколках» — Южном и Западном. Как я писал ранее, «круговорот»  заключается в возрождении распавшихся колец, за счет чего на Земле поддерживается баланс их энергии. Однако, процесс генерации не происходит постоянно. Судя по всему, он запускается лишь в случае необходимости, но каждый всплеск его активности совпадает с особой фазой, в которой находятся Изумрудов Хаоса. Это и есть то, к чему я так долго шел. Continue reading «Хаос, как инструмент Порядка.»

Звено в огромной цепи.

Звено в огромной цепи.

12 августа 1995 г.

A Small Link in the Great Chain - by Liris - 2016Совы-иквийцы ничего не могли поведать о том, как происходит их единение с сетью из колец. Как и многие антропоморфные животные, они с рождения, словно по наитию, ориентируются в процессах, которые происходят в ней. На вопрос о причинах, птицы объясняют, что еще на заре времен каждое создание «было одарено по справедливости», поэтому Совья способность видеть связь Звеньев не делает наше, человеческое, зрение слабее. Да, с этим соглашусь. Мои глаза – любопытство и поиск: без этих вещей, без движения, я слепну. Но поиск не нужен иквийцам — их место в мире уже было определено несколько тысяч лет назад. Они застыли, как камни, с тех времен, как пали осколки Небесного Острова, они остались памятниками и подсказками для путников. Continue reading «Звено в огромной цепи.»

Свет небесных маяков.

Свет небесных маяков.

10 августа 1995 г.

Каждую ночь чуждый город за окном становится наблюдателем бурной исследовательской деятельности, царящей у меня в квартире. Все то, что я не завершил в Окирое, сейчас оказалось делом первоочередным, поэтому днями напролет я продолжаю работу над энергетическими кольцами, лишь ненадолго отвлекаясь на сон и еду. Вновь, по возвращению из лаборатории, не пришлось включать лампы в комнате — ее достаточно хорошо освещают объекты моего исследования, а мне становится особенно уютно в этот момент. Так было давным-давно, когда я сидел вместе с Сенду, рассказывая ему разные  истории. А рядом на диване дремала усталая Мит. Continue reading «Свет небесных маяков.»

Планета-Мираж

Планета-Мираж

 К Маленькой Планете отправят новый спутник — LILO-95. Учитывая опыт его предшественников, созданных в Окирое, это решение можно смело назвать бесперспективным. А проблема проста: не поняв природу барьера, отделяющего друг от друга пространства, в которых существуют наши планеты, невозможно и преодолеть его. Изучение этой аномалии вновь идет в ложном направлении, впрочем, я вижу, кто именно извлечет выгоду из этого, заранее провального, проекта. Последние годы работы в Университете Объединенной Федерации, меня ужасно смущает тот факт, что эти сомнительные тенденции все чаще пробираются в его стены.

Continue reading «Планета-Мираж»

После долгой тишины.

После долгой тишины.

Не ожидал от себя такого. Я все-таки приобрел новую гитару. Спустя 13 лет с тех пор, как я последний раз брался за этот инструмент, музыка вновь позвала меня. Скажу, что в моей жизни она всегда  играла немалую роль. Струны были свидетелями и моей наивной юности, и моей влюбленности в Митику, о которой я стеснялся признаваться, и теплых семейных посиделок, когда я пел песни, сочиненные для Сенду. Звучание этой музыки менялось вместе со мной. Continue reading «После долгой тишины.»