Рубрика: Заметки

Еще один день.

Еще один день.

«Отдышись, — сказал город, — я тебя не гоню, не давлю своими стенами. Совсем я не похож на старого Файнне, но есть у меня и свои легенды, свои радости и горести».
Да, он иной. Ранее я посещал Стейшн Сквер с командировкой, и в те времена он так же проносился мимо меня, я не питал к нему нежных чувств. Однако в тот вечер город вдруг остановил свой бег. После теплого дождя Стейшн Сквер объял туман, сливший мириады праздничных огней в невесомый светящийся поток. День близился к концу. Continue reading «Еще один день.»

Реклама
Стейшн Сквер, «Начало всех путей»

Стейшн Сквер, «Начало всех путей»

Было что-то тревожное нависшей тишине. И что-то чуждое таилось в спонтанном, горячем желании предотвратить возможную катастрофу. Этого я еще не осознавал, но когда меня начали расспрашивать, что может случиться, если GUN примется испытывать Изумруды Хаоса, я вдруг очнулся совсем другим.
«Навряд ли это нас заденет, — стал спокойно объяснять, — если допустить даже самый негативный сценарий, то шанс, что  наши острова останутся целы, все равно достаточно велик. Но вероятнее, что этот сценарий и не произойдет никогда. Их же счастье». Последнюю фразу я произнес с каким-то новым чувством несправедливости на сердце. Было оно гораздо тяжелее прежнего. Умчаться к людям, убившим моего единственного сына, мою жену — да как я вообще посмел об этом думать? К черту, к черту их! К черту тревогу об убийцах. Забыть, оставить. Не спасать и не мстить. Оставить… Так просто?
И несправедливо.
Тут-то вскрылась одна страшная вещь. Continue reading «Стейшн Сквер, «Начало всех путей»»

Приют

Приют

Пора возвращаться.

Пора возвращаться.

«Никогда», слово-приговор, гнало меня прочь от людей, от жизни, от времени. Я не мог говорить, хоть и был окружен людьми, даже никому не посмотрел в глаза. Совсем не этого ждал бы от меня Сенду. Многих разобщило оглушительное личное горе, многих оно заставило забыть себя.
Так, едва сумев встать на ноги, я покинул госпиталь Ночью тайком вышел в город искать свою смерть. Раны по прежнему болели, но до них мне не было дела – ощущение реальности затмил тяжелый бред. Я лишь звал Мит и Сена, но они не приходили ко мне. Всю ночь я скитался по разрушенным улицам, осиротевшие дома стали памятниками чьей-то жизни и чьего-то счастья. И когда их осветил мягкий, теплый рассвет, я с болью осознал, что в Файнне-Орэ его больше никто не ждет.  Continue reading «Пора возвращаться.»

Они бы…

Они бы…

Как могло это произойти? Я смотрю, слышу, дышу, чувствую, а они — нет…
Немыслимо даже столько лет спустя.
Ланзо долго не решался рассказать, ждал, когда я окончательно приду в себя — на момент пробуждения шла вторая неделя моего пребывания в госпитале. Не было в нем людей, которых так хотелось увидеть. Меня уверяли, что они добрались до лагеря, в ответ я просил не говорить Митике о своем состоянии. Ведь она примчалась бы, несмотря ни на что, моя Митика. Continue reading «Они бы…»

Исход

Исход

Странно видеть, как этот холодный ветер бушует над Стейшн Сквер. Кто позвал его сюда? Мои воспоминания? Требуют, чтобы я продолжил, а трудно, не могу. Весь день преследовало чувство, словно вот-вот встречу их случайно на улице. Вот и сейчас… Раздастся стук, а на пороге — Митика и Сен. И нужны ли будут вопросы о том, где все мы так долго пропадали? Continue reading «Исход»

Дорога к морю

Дорога к морю

Уже давно раннее утро не приносило городу свежести и прохлады, но именно его тяжелый воздух подействовал на меня отрезвляюще, когда я покинул пост и вышел на улицу. После того, как я всю ночь просидел, ломая голову над произошедшим, рассвет вернул меня в настоящее, заставив усомниться в том, чему я еще несколько часов назад придавал значение. И ведь верно, отвечал я себе, разве реальность заигрывает с нами? Разве стала бы сила, способная влиять на нее «извне», просить помощи у тебя, смертного? Твоя главная ошибка — в одушевлении миража. Continue reading «Дорога к морю»

Диалог второй.

Диалог второй.

Через два дня я отправился на дежурство. Захватил с собой блокнот и рабочую папку — после успеха с «бомбами» мы продумывали целую систему, которая бы защищала город от возможных атак Искусственного Хаоса. Но тщетно я рассчитывал на спасение работой. В кабинете разрушенной школы, куда я был определен, в мертвой тишине, изредка нарушаемой треском и грохотом далеких боев, эхо абсурдной новой реальности лишь усиливалось. Я посматривал на Изумруды Хаоса — вот уже неделю они находились в стабильном состоянии, и сейчас я не ждал от них никаких сюрпризов. Я вообще ничего не ждал. В опустевшей молчаливой школе я мог думать лишь о временах, когда что-то еще можно было предотвратить, и о том, как бы найти что-то вкусное для Сенду, как разбавить его мрачные подвальные будни. Может быть, еще раз попытаться найти Асти? Сенду был бы счастлив, увидев ее вновь.
Работа шла медленно. Постепенно я растворился в ней, забылся и даже не сразу заметил, как в тишину стало закрадываться неразборчивое глухое хныканье. Continue reading «Диалог второй.»

Последний день Университета Окирои

Последний день Университета Окирои

Он не заслуживал будущего, уготованного ему GUN, не заслуживал осквернения, превращения в трофей. Огонь спас его и увековечил. Но если и находились среди нас те, кто считал эту причину самооправданием, то в одном мы были едины. Как объяснить чувство, когда огромное здание, некогда приютившее твои идеи и стремления, вдруг оказывается для кого-то ценнее жизни твоего ребенка? Ту болезненную перемену в наших сердцах — как объяснить? Все мы были движимы этим чувством, этим сплавом скорби, отчаяния, гнева, благодарности, любви. Continue reading «Последний день Университета Окирои»

Милосердные спасители

Милосердные спасители

Первый сброшенный на город кокон нам не удалось обезвредить — слишком поздно о нем сообщили очевидцы. Искусственный Хаос выбрался из него через считанные минуты. Сперва он поднялся и осмотрел улицу, на которую приземлился, и замерших, притаившихся людей, не успевших укрыться. Какое-то время он молчал и не двигался, а затем два мощных щупальца отделились от тела и ударили по стоявшим рядом машинам. Continue reading «Милосердные спасители»