Каждый кит держит путь к Океанскому Дворцу.

Каждый кит держит путь к Океанскому Дворцу.

the-sun-in-our-eyes-by-liris-2016Все то, что составляло мою прошлую жизнь, уходило постепенно и зачастую незаметно — так, что порой я замечал потерю лишь по прошествии времени. Сначала со мной попрощался родной остров, когда в июне 1982 года мы всей семьей отправились в путешествие. Он отпустил нас ласково и радостно, а исчезнув из виду, растворился и стал сном, далеким светлым воспоминанием. Никто из нас не знал, что это было прощанием с Окироей. Прежней Окироей.
every-whale-is-on-the-way-to-ocean-palace-by-liris-2017
Сенду тогда исполнилось семь лет, и это путешествие было посвящено его мечте: мы держали путь к знаменитым Китовым Островам. В отличие от Острова Ангела, эти великаны (а в утренней дымке они действительно напоминали кашалотов, отдыхающих у поверхности моря) не знали ни тишины, ни одиночества, и древние постройки, раскинувшиеся на них, вероятно, не пустовали ни дня. Причина тому — постоянный поток путешественников, который стекается к ним со всех уголков мира: с дальних материков и бескрайних морских просторов. Как раз последние являются здесь наиболее важными гостями: весь этот огромный архитектурный комплекс был специально возведен на пути постоянных миграций китов и дельфинов. Храмы, маяки, арки, мосты, волноломы, созданные из известнякового камня и песчаника, богато украшенные ярко-красным орнаментом, призваны, в первую очередь, обозначить и обезопасить путь священных животных, выразить им почтение.
Аборигены островов, большинство которых составляют ящеры Лагарты, рассказывают немало примеров своего многовекового взаимодействия с дельфинами, таких, как совместная рыбная ловля или добыча жемчуга. Тогда я сделал немало записей и зарисовок. Очень запомнился один из ящеров по имени Пайк, давний друг Хаотиксов, с которым я не раз встречался впоследствии. Он-то и поведал наиболее интересные истории, например, об афалинах, обитающих у островов с весны до осени, которые научились приманивать светом энергетических колец некоторые породы рыб. Взяв в зубы кольцо, хитрый дельфин размещает его возле скальных разломов, где обитает вожделенная рыбина, а сам плывет к поверхности, чтобы патрулировать местность. Нарезая круги, сканируя дно ультразвуком, он ждет, когда добыча вынырнет на свечение, после чего устремляется вниз и хватает ее.
ocean-guest-by-liris-2016Юные и совсем взрослые дельфины прибывали к берегам каждый день. Наблюдая их дружелюбие и бесстрашие по отношению к жителям суши, я решил, что многие из стай, передают знания о Вратах из поколения в поколение, однако Лагарты и другие аборигены уверены, что все дельфины и киты живут одним целым разумом, имя которому — Эку. Именно в честь этого разума, этого голоса, духа, и был возведен необычный храм (или Океанский Дворец, как теперь его называют), часть которого находится под водой. Было это сделано неспроста: для того, чтобы общаться с Эку, необходимо понять его природу. Длинный коридор уходил глубоко на 10 метров под воду и заканчивался огромным залом, практически лишенным каких-либо источников света. Словно под толщей воды, ты остаешься наедине со звуками — исходящими и отражающимися.
— Многие неверно трактуют наши взаимоотношения с Эку, — рассказывал Пайк. — Он — не божество, в привычном понимании этого слова. Мы не молимся ему, но стараемся его познать и почувствовать.
Именно Лагарты поведали жителям островов о голосах из моря, поскольку половину своей жизни проводили под водой. Одаренные природой отменным слухом, они первыми обратили внимание на разговоры дельфинов и китов, доносящиеся с огромных расстояний, а спустя годы изобрели немало приспособлений для того, чтобы подавать сигналы им, как над, так и под водой.
За все время пребывания мы успели наблюдать несколько стай черных гринд, полосатых дельфинов, белобочек, стаю косаток и различные группы афалин. Самым же впечатляющим стало появление у Морских Врат мамы серого кита и ее детеныша. Бывали дни, когда океанских гостей не появлялось вовсе, но Сенду, тем не менее, искал и ждал их, не раз  sendu-and-a-dolphin-by-liris-2016принимая изгиб волны за темный дельфиний плавник. А однажды дельфин вынырнул прямо у его ног, когда тот ходил вдоль берега. Он плавал вокруг Сенду, бил по воде хвостом и подставлял свои белые бока для того, чтобы человек погладил его. Сенду звонко смеялся, и этот звук явно нравился его новому знакомому.
Так, в наблюдениях и играх прошло полторы недели. Первые несколько дней вдали от привычных забот были для меня временным забвением, затем ко мне  начало подкрадываться, уже знакомое и испытанное мной когда-то, чувство. То самое, с которым я бежал к Митике тем знойным, беспокойным вечером семь лет назад — я не мог ни с чем его спутать. Оно как наваждение от «черного Хаоса», который все чаще стал возникать в моей памяти. С того момента я потерял покой и стал считать дни до возвращения. Сначала сделал звонок матери, но не получив ответа, связался с Ланзо. Его интонации тотчас меня насторожили:
— У нас тут назрело веселье… — начал Лис неуверенно, — сложно даже сказать, потому что это похоже на бред, — он вздохнул, — но, если коротко, ходят слухи о некой бумажке, пришедшей руководству университета. Распоряжении с материка. GUN велят в ближайшие годы подготовить специалистов, поскольку через 10 лет они планируют вернуться на ARK.
— Разумеется не для демонтажа Пушки…
— А ты разве надеялся на это? Ладно. Остальное узнаешь, когда вернешься, пока ничего особенного не происходит, — он собрался положить трубку.
— Ланзо, стой! Ты видел маму в городе?
— Неделю назад. Что-то случилось?
— Навести ее дом. Не могу никак связаться с ней.
— Не проблема. Хватит переживать, отдыхай.
Помню, я не воспринял всерьез то, что он мне сообщил. Но уже вечером того же дня мне пришлось об этом пожалеть.

Реклама