Обреченный Ковчег.

Обреченный Ковчег.

В 20-е годы, в городке близ столицы Нордринии жила маленькая девочка, Брина Фейгель. В ту наивную пору она не задумывалась, с какими удивительными и грандиозными событиями совпало ее детство, и не могла заметить, как стремительно изменяется под их влиянием привычный ей мир. brina_s_childhood_-_by_liris_-_2016Не придавали тому значения ни брат и сестра Брины, ни ее родители — люди, жизнь которых была неразрывно связана с земледелием. Действительно, могла ли огромная железяка ARK, которую ученые запустили в космос, как-то повлиять на жизнь обычного человека? На самом же деле, именно космическая колония дала толчок многим событиям на Земле. Она меняла судьбы, но сама словно оставалась безучастной.
Мама не спешила рассказывать мне о самом трагичном периоде своей юности. Во многом это было связано с нежеланием передавать мне боль от страшных воспоминаний. На этот разговор она решилась лишь спустя несколько месяцев после папиной смерти, в день, когда мы наедине друг с другом вспоминали о былых временах. Переезд, Маритима, встреча с папой. О ней я слышал много раз, но в тот самый момент совсем иначе, острее, зазвучали в этом рассказе let-your-story-be-a-part-of-me-by-liris-2016воспоминания о войне. Ушел человек, который помогал маме справляться с пережитым, и теперь она вновь осталась со своим горем наедине. От одной этой мысли меня пробила дрожь, и тогда я осторожно сказал: пусть твоя история станет частью меня, я готов ее принять. Пожалуйста, расскажи, что же было до Маритимы, и что было до встречи с отцом. Я так много знаю о том, что произошло в годы твоей юности, и так редко слышал об этом от тебя самой. Я помню все то, что ты рассказывала мне в детстве, как будто сам совершал путешествие в далекую северную Нордринию, казавшуюся мне совершенно иным миром. Но я также знал, что именно оборвало ее прежнюю жизнь. Мама опустила глаза и тихо вздохнула:
— Прямо сейчас понимаю, что ждала от тебя этой просьбы. Однако одновременно я и боялась ее.
С этих слов начался ее рассказ, который стал недостающим звеном в моем понимании тех событий. Пролог этой истории я знал: прежде, чем был запущен первый модуль колонии ARK, науке пришлось разрешить немало проблем. Мой дедушка Джеральд, уроженец Нордринии, был ведущим ученым и инженером Международного Университета Окирои. Проект «Ковчег», the-founders-of-ark-by-liris-2016который он возглавил в 1924 году, объединил в себе все ранние открытия и достижения в области фундаментальных наук и прикладных исследований, связанные с изучением природы Изумрудов Хаоса. Уже в 1927 году на орбиту был отправлен первый модуль космической колонии, «Core», а двумя годами позже весь научный мир отпраздновал старт масштабного международного проекта — начало работы ARK. Прорыв не был бы совершен, если бы не разработка нового вида хаос-накопителей, позволивший сконструировать мощнейшие плазменные двигатели для отправки модулей колонии на орбиту.
ARK была создана, как многоцелевой космический исследовательский комплекс. Поскольку она являлась совместным международным проектом, странами-участницами было заключено долгосрочное соглашение об использовании колонии мирных целях. Управление различными сегментами ARK осуществлялось из Нордринии (ей принадлежал основной сегмент), Объединенной Федерации и Окирои. Прежде всего, колония должна была стать площадкой для новых исследований Изумрудов Хаоса. Предполагалось, что изоляция от Земли и наличие уникальных условий космического полета поможет шире проводить испытания, связанные с камнями.
Даже анализируя газетные статьи тех времен, нетрудно представить, насколько силен был space-colony-ark-1929-by-liris-2016ажиотаж вокруг амбициозных планов ученых. Как и всегда бывает в подобных случаях, восторг одних соседствовал с паникой других, а мечты о светлом будущем шли бок о бок с подозрениями в мировом заговоре. Пожалуй, лишь единицы догадывались о том, что сулит это событие в ближайшем будущем.
— Скажи, Ови, — спросила мама, — что есть для тебя колония ARK? Как ты воспринимаешь ее?
— Сложный вопрос. Для меня она, как олицетворение науки тех времен и ее трагичной судьбы.
— Если бы все тем и ограничилось, — улыбнулась мама. — Для меня колония ARK стала точкой, поставленной в завершение всей былой истории человечества.
Детство Брины шло своим чередом, а мир тем временем менялся, и происходившие в нем, с первого взгляда несвязанные между собой, вещи, на самом деле проистекали друг из друга. Далекая колония ARK, приют для сотен выдающихся умов, не ведала о том чудовище, что проснулось на Земле, когда там, на родине ее создателя, стал утверждаться новый порядок. Не ведала колония и о том, как постепенно из поля для научных исследований она стала рычагом запуска военной машины. А если и ведала, то ей ничего не оставалось делать: в 1934 году Нордриния в одностороннем порядке разорвала межгосударственное соглашение об использовании ARK. Резиденты других стран, трудившиеся там, были депортированы обратно на Землю, а остальной персонал оказался в заложниках у новых хозяев колонии.
Нордриния провела операцию по захвату ARK стремительно. Свои вероломные действия она подкрепляла «весомыми», по ее мнению, доказательствами того, что именно ринийский народ внес наибольший вклад в создание колонии, что новый порядок страны диктует установление справедливости, при которой все государства признают свой долг перед «Великой страной». Тяжело признавать, но в те годы дедушка целиком и полностью разделял эти взгляды.
Что же делали остальные страны, участвовавшие в проекте? Окироя не могла в одиночку противостоять Нордринии, а Объединенная Федерация не спешила с жесткими мерами, понимая, что в руках у захватчиков находится потенциальное оружие массового поражения. Государства предприняли попытку решить эту проблему дипломатическим путем, не подозревая о том, что Нордриния тянет время для подготовки к масштабной войне.
Но свободы лишился не только персонал ARK. Постепенно, почти незаметно, пленниками нового режима стали все жители Нордринии. Новая идеология диктовала и новую историю страны, в которой уже не находилось места для тех, кто был объявлен «низшими народами». Началась эпоха преследования и сегрегации отдельных этнических групп, которая затем переросла в массовый геноцид.
— Наша «вина» заключалась не только в том, что мы родились и жили на «чужой» земле, — продолжала мама, — в одночасье нас заклеймили «неполноценными», «низшими», теми, кого можно безнаказанно разорять и уничтожать, использовать, как рабов. Но преследования коснулись не только «неправильных» людей: перед тем, как горе постучалось в наш дом, исчезли все эриноиды, проживавшие в поселении неподалеку. Власти твердили о выселении «грязных животных» на окраину страны. Ложь. Те из них, кого не постигла смерть, были отправлены на ARK, и очень скоро судьба столкнула меня с эриноидом, прошедшим через этот адский конвейер.

Реклама