Чао и их Принцесса.

Чао и их Принцесса.

Митика впервые познакомилась с миром Чао, будучи еще маленькой девочкой: в 9 лет она спасла одного из них от хулиганов, а затем долгое время лечила питомца, который ни днем, ни ночью не давал покоя домочадцам, подражая звукам машин за окном, и купаясь в аквариуме с рыбками.
Об этом она рассказала мне в одной из наших первых бесед. Митика работала в соседнем отделении университета и специализировалась, в первую очередь, на изучении аморфной внесистемной формы жизни, то есть, Чао. Очень часто, проходя мимо оранжереи, в которой содержались эти существа, я наблюдал то, с какой заботой и нежностью она относится к своим подопечным. Ни один из них не оставался без внимания Мит: она была одной из тех немногих сотрудников, к которым Чао испытывали наибольшую любовь и привязанность. Секрет таких взаимоотношений был прост: Митика была абсолютно искренней с этими созданиями. Какими бы одинаковыми они не казались, она замечала индивидуальность каждого из них, подходя к общению без заискиваний и притворства. Залюбовавшись, я нередко задерживался возле стеклянного купола оранжереи на несколько минут, и Митика наверняка замечала это. Однако мне было непросто пойти на первый шаг, ведь она знала обо всех моих глупых поступках, и, вероятно, уже составила для себя мнение о том, что я – безрассудный чудак, который, ради одного только любопытства, готов играться с Изумрудами Хаоса или добиваться общения с Ехидной. Тем не менее, с трудом преодолевая страхи, я искал способы пообщаться с этой удивительной девушкой, а тема Острова Ангела была хорошим поводом для наших бесед. Митика, которая неоднократно посещала остров, поведала мне о многих своих наблюдениях, в свою очередь я делился с ней своими теориями, даже теми, что я придумал в детстве.
Chao and their Princess - by Liris - 2015— Если ты так интересуешься Островом Ангела, — говорила она мне, — то, думаю, Чао тоже могут навести тебя на некоторые мысли. Нельзя с точностью сказать, что они произошли с «небесных земель», как об этом рассказывается в преданиях, но есть еще одно удивительное свойство их поведения, которое проявляется только во время пребывания Чао на Острове.
— Какое же?
— Ты ведь принимаешь участие в ближайшей экспедиции?
— Да. Мне необходимы образцы энергетических колец с Острова Ангела.
— Тогда есть вероятность, что я продемонстрирую тебе свой эксперимент!

Митика очень заинтриговала меня, и весь оставшийся до экспедиции месяц я гадал о роли Чао в жизни острова. В день, когда мы вновь прибыли туда (28 мая 1973 г.) она предупредила, в какое время я должен к ней присоединиться: она будет ждать на берегу Лазурного озера, за час до рассвета. Впрочем, ночь на Острове Ангела, как всегда, была для меня бессонной: я не мог упускать возможности ощутить его жизнь, оставшись в тишине и одиночестве, смотреть на звезды, которые здесь светили намного ярче. Наблюдал ли за мной Наклз? Да, я уверен, что он не упускал ни одного из нас из виду. Но Хранитель отнюдь не агрессивен и  бездумен. Умудренный веками, воочию видевший все таинственные события, произошедшие на острове, не станет без причины атаковать пришельцев с «нижних земель». В  тот день, когда я впервые увидел Наклза, легенды о его перерождении показались былью, и мне стало легче ощутить себя на его месте.
Я прервал размышления, заметив, что Митика начала готовиться к своему эксперименту, и подошел к ней, чтобы помочь. Мы проверили пятерых Чао, что находились в контейнерах, и направились к озеру, когда предрассветное небо начало приобретать красивый изумрудный оттенок. Остановившись возле берега, Мит шепотом начала:
— Это происходит каждый раз с восходом солнца, в нескольких точках Остров Ангела… — тут она оглянулась, — Вот оно! Слышишь, Ови?
Неподалеку стали раздаваться звуки необычных песнопений. Мы осторожно последовали на них, в то время как наши подопечные в контейнерах заметно оживились.
— Чао всегда поселяются близ водоемов, — говорила Митика по пути, — условия существования играют значительную роль в формировании их поведения. Так, например, Чао, обитающие в засушливой местности со скудным запасом воды, отличаются агрессивностью, которая, в первую очередь, направлена на вытеснение сородичей с территории. Зачастую такие Чао имеют темную окраску, острые зубы. Тем не менее, какими бы разными они не были, есть нечто, что объединяет их всех без исключения. В этот раз я принесла детенышей, которые вылупились всего два месяца назад.
Звук пения доносился с маленькой возвышенности, и, во время подъема, я заметил на ее вершине несколько крошечных сфер, витавших над головами Чао. Получается, они собрались в этом месте для того, чтобы петь? Да, так и было: на холме находилось около двадцати Чао, их голоса сливались в одну простую, повторяющуюся мелодию. Сливались ровно, синхронно, словно ими руководил невидимый дирижер. Митика открыла контейнеры, и я стал свидетелем еще более удивительной картины: лабораторные Чао, выбравшиеся из них, тотчас присоединились к диким собратьям. Им не составило труда влиться в хор, и очень скоро я запутался, потеряв их в массе точно таких же существ.They are Singing - by Liris - 2015
— Почему это происходит? – таков был единственный вопрос, который я, поглощенный зрелищем, сумел из себя выдавить.
Митика улыбнулась:
— Год назад я взяла с собой на Остров своего любимчика, Пайди. Он был очень привязан ко мне, но, несмотря на это, его поведение резко изменилось, как только он оказался на этой земле. Он словно услышал чей-то зов, вырвался из моих рук и скрылся в зарослях. Я немедля последовала за Пайди, и мне не составило труда выйти на его след. Вдалеке стал раздаваться хор тоненьких голосов, и я поняла, что мой Чао целеустремленно направляется к группе таких же, как он.
— И Пайди точно так же присоединился к песнопениям, – продолжил я.
— Это не укладывается в голове, поскольку этот Чао, как и особи, от которых он рожден, был выращен в неволе и до этого дня не имел контакта со своими дикими сородичами. В следующий раз я провела аналогичный эксперимент с другими лабораторными Чао нескольких видов, и история повторилась. Ты видишь перед собой наглядный пример.
— Все выглядит так, словно они теряют индивидуальность в момент своего пения, — с удивлением рассуждал я, — словно становятся одним целым, одним коллективным разумом.
— Верно. Но что может управлять ими? Если это инстинкт, то по какой причине он был заложен в каждого Чао, какую несет функцию?
— Не имею ни малейшего представления, Мит! И нигде более, кроме Острова Ангела, с ними не происходит подобных вещей?
— На данный момент, больше нигде не наблюдалось ничего подобного. Звучит, словно гимн божеству… — Митика обратилась к Чао, — Кто же напел его вам, крохи?
Тихо повторяя мелодию вслед за ними, она взяла ручку и принялась записывать свои наблюдения. В этот момент я ощутил, насколько сильно люблю ее голос, звучание которого теперь уносило меня далеко через время и пространство. А, может, эти создания поют так сейчас именно для Митики? Она – их легендарная Принцесса Тикаль, по которой они тосковали тысячи лет! Вероятно, именно так звучали голоса тех, кого на Острове Ангела называли «Несущими Свет». Жриц Храма Хаоса, заботившихся о Чао.

Когда солнце полностью взошло, загадочное песнопение завершилось, и существа, которые еще минуту назад вели себя, как сплоченный хор, стали разбредаться по сторонам. Митика позвала своих Чао и усадила их в контейнеры.
— Странно, как в таком, совершенно аморфном, создании сохраняется этот инстинкт… — задумчиво промычал я, — но что, если ими действительно кто-то управляет?

confession-of-love-by-liris-2016— Только не вздумай спрашивать своего друга-Ехидну об этом! – подмигнула Митика.
Я вздрогнул, потому что мой глупый страх дал о себе знать. Неужели она все-таки считает, что мной движет только чудачество?
— Мит, если ты захочешь, я могу это сделать! – осмелев, я оглянулся по сторонам, надеясь увидеть Наклза среди зарослей.
— Что ты творишь?! – тут она крепко схватила меня за руку.
На минуту мы замерли, молча глядя друг на друга.
— Ради тебя я могу спросить…
— Интересно, стал бы ты лезть к Ехидне так неразумно и опрометчиво, если бы знал о том, как я переживаю за тебя?
Этих слов я не ожидал услышать! Потеряв дар речи, я смотрел на Митику, как на свою спасительницу. Все опасения оказались напрасными, потому что в этих глубоких зеленых глазах я видел, что она мой ответ уже знала.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s