Далекое детство.

Далекое детство.

Итак, прошло уже 23 года с того дня, как наивный Ови Кинтобор испытал на себе нрав стража-Ехидны. Он ничуть не сожалел о своей встрече и, вернувшись домой, с упоением рассказывал о ней своим родителям. Договорив, Ови даже огорчился, посчитав, что из всего путешествия и отец, и мать заметили только его травмированную руку. Сейчас я понимаю, что они испытывали в момент, когда слушали меня.
Я благодарен родителям за снисходительность ко всем моим чудачествам юности, благодарен за поддержку в дни моих поисков, и за  строгость – в дни моих заблуждений. Kintobor Family - Liris - 2015Они научили меня видеть жизнь без предрассудков, радоваться и ценить ее, они показали мне путь к новым открытиям и знаниям, дали силы для того, чтобы идти по нему свободно и уверенно.  В малые годы я и не догадывался, через что пришлось пройти отцу и матери ради любви — эта история была рассказана мне гораздо позднее. Но уже тогда я мог чувствовать, как необычайно крепки их узы, через тепло и спокойствие, что всегда царили в нашей семье.
Они оставили пережитое позади, чтобы подарить мне светлое, радостное детство, полное увлечений и открытий.  Именно благодаря родителям я не растратил попросту, а направил поток своих способностей и идей в наиболее интересное мне русло. А вы думаете, может ли ребенок устоять перед всем величием и разнообразием технологий, когда они так тесно вплетены в жизнь его семьи: мама является инженером-конструктором, а папа преподает математику и электротехнику? В этой среде и встретили друг друга Брина Фейгель и Джакоб Роботник, так что, можно смело сказать, что тяга к науке и технике досталась мне по наследству. Мама с папой гордились мной, возлагая на меня всю свою веру и надежду. То, что я почерпнул от них, впоследствии помогло мне, как в научных проектах, так и в жизни.
Многое я могу вспомнить из ранних своих лет. Детство сверкает мне из прошлого ярким, летним солнцем, но один человек так и остался в тени, отвернувшись его лучей, и долгое время я не находил этому объяснений. В моей юности был период, когда я принял эту тень за свет, который ведет меня, но мои родители не пытались огородить меня от этого, зная, что впоследствии я сам приду к правде.
Человеком, оставшимся в тени, был мой дедушка, Джеральд Роботник.

Реклама